Приморский Молох

Ростислав Антонов

У родителей отобрали ребёнка. Обычное дело в России

В сентябре прошлого года, во время командировки в Приморье, мне, в качестве примера правового беззакония царящего в регионе рассказали историю Кати Высоцкой, молодой девушки, жившей с будущими «Приморскими партизанами» практически на одной улице.

За месяц до начала этих событий Катерина познакомилась и переехала жить к местному предпринимателю, занимавшемуся лесозаготовкой Николаю Корнобаю. Работал он в тесном сотрудничестве с отцом и.о. начальника Кировского РОВД Василия Скибы, что, возможно, и предопределило весь дальнейший ход событий.

История эта банальна и, увы, не единична для России — 10 февраля 2010 года сожитель, некто Корнобай, в состоянии алкогольного опьянения, жестоко избивает годовалого малыша.

При наличии правоохранительной системы история свободной и счастливой жизни г-на Корнобая закончилась бы буквально на следующий день. Вместо этого, именно на следующий день началась история Кати и её сына, продолжающаяся и по сей день.

В тот вечер у них в гостях были Олещенко Евгений и Михаил Бзенко и две Катиных подруги Юля и Аня. Сидели, выпивали, общались. Слушали музыку. Через некоторое время домой пришел её гражданский муж Корнобай и присоединился к кампании. Катерина занималась с ребенком. В этот день ему поставили прививку, и он всё никак не мог успокоиться. Катя попросила его вместо распития пива уложить ребенка спать.

— Хорошо, — сказал он, — я уложу, только у меня свой метод и мне мешать нельзя. Когда через некоторое время Высоцкая услышала плачь ребёнка и попыталась войти в комнату, сожитель её туда попросту не пустил. Ребенок затих.

Подробности этой методы прояснились к утру. По словам Сергея Высоцкого (отца Екатерины) Корнобай бил ребенка по точкам с помощью которых можно отключить ноги руки, лишить сознания… Рот орущего от боли младенца прикрывал подушкой…

Утром, осматривая ребенка, Катя обнаружила множество ссадин, синяков и царапин, в районе паха была большая гематома.

— Он упал, — начал оправдываться Корнобай.

Высоцкая стала собирать его в больницу, Корнобай испугался. Более суток он силой удерживал Екатерину дома, но 12 февраля ей все-таки удалось вырваться с ребенком на улицу. Первым делом Катерина отправилась в больницу, чтобы зафиксировать побои.

Вместо этого, именно там ребенка у неё пытаются сразу отнять. Екатерину никто не слышит и не слушает. Медсестра Чуб, заявляет, что ребенка у неё отберут. Напуганная девушка, буквально силой вырывает ребенка из рук медсестры и бежит из больницы. Педиатр Апыхтина не спеша пишет заявление в милицию. На Катю.

В тот же день, возбуждается уголовное дело. Высоцкая объявляется в розыск.

«За жестокое обращение с ребенком, оставление его без медицинской помощи, не оказание помощи просим лишить Высоцкую родительских прав», — немедленно подключились к делу органы опеки. Как выяснится на суде, причины возникновения побоев их не заинтересовали…

А Катерина бежит. Садится на первую попутку и едет из Кировки в поселок Горные Ключи. Знакомые, у которых она остановилась, убеждают её ???самой обратиться в милицию, мол, они разберутся. И вечером этого же дня Катерина с ребенком приходит в Кировское РОВД. Туда же приезжают и представители органов опеки.

В кабинете №309 (называемой в народе пыточной) в тот момент находились Скиба (уже известный нам по Приморским партизанам), Соболев, Храпов, Тевяшов. От органов опеки присутствовала г-жа Игнатенко. Приехали родители Кати. Игнатенко заявила, что ребёнка забирают, а Катю отпустят через час. Родители спросили: « На каком основании вы имеете право забирать ребёнка у матери, которая кормит дитя грудью?».

Игнатенко на это ответила, что, мол, такую тварь, как ваша дочь, убивать надо.

Вот как описывала происходившее сама Высоцкая: — «В милиции стали на меня орать, а я пыталась им объяснить, что ребенка я не трогала. Тогда Соболев стал бить меня по щекам, а сотрудница опеки вырвала из рук ребенка, после чего покинула помещение.

Тогда сотрудники милиции стали бить меня уже кулаками. Соболев стал стягивать с меня штаны и попытался изнасиловать бутылкой из под водки. В перерывах между избиениями сотрудники курили, туша бычки о мою спину, и припаливали ими глаза…

После этого они опять поставили стул на середину и, усадив меня, загнули лицом вниз, и, задрав кофту, стали царапать чем-то спину, играя в крестики-нолики. Тут Соболев приказал мне танцевать стриптиз. После всего этого (я не всё описала) я стала делать все, что они говорят.

Какую бумагу я там подписала, не помню, прочитать я её уже не могла…»

Пока все это происходило Скиба позвонил дознавателю и сказал, что «она уже готова», потом мы прошли к нему и я написала все, что мне продиктовал Соболев.

В шоковом состоянии девушку отвезли домой к сожителю. Последний, всё это время неплохо отдыхал в компании трех друзей и подруги. Корнобай предупредил девушку, что если она напишет на него заявление, то они объединятся и напишут заявление на неё. И свидетелей найдем, подытожил он…

На следующий день факт побоев нанесенных вышеуказанными сотрудниками «милиции» был подтвержден медицинским освидетельствованием. С ним-то Высоцкая и обратилась в Прокуратуру.

Догадываетесь с каким результатом?

Едва оправившись от общения с милицией, Катерина вместе с родителями отправилась к начальнику территориального органа опеки по Кировскому муниципальному району Т. Хариной. Которая предложила ей написать официальное заявление и подписать акт, чтобы получить возможность общения с ребенком. Как оказалось впоследствии, это был акт об изъятии ребенка.

После этого, Екатерина попыталась встретиться с сыном, но персонал больницы пригрозили вызвать наряд милиции.

Тогда родители Кати вернулись к Хариной. Разговор там пошел уже совсем иной:

— « Я не только лишу вашу Катю родительских прав, но и посажу», — сказала чиновница обескураженным пожилым людям.

«Да у меня уже очередь из желающих усыновить такого ребенка», — заявила она.

И это не пустые слова. Действительно, усыновление детей в Приморье прибыльный и высокодоходный бизнес. При этом, если органы опеки и заинтересованы в будущем благополучии ребенка, то только в последнюю очередь. Основной мотив их действий — деньги. Деньги на содержание детей, деньги от усыновителей, которым в зависимости от суммы могут предложить ребенка «получше» либо «похуже». Любят усыновлять приморских детей и гости из-за рубежа. А с учетом возможностей местной «правоохранительной системы» отобрать любого ребенка из семьи для «хорошего клиента» лишь дело техники. Причем безо всякой Ювенальной юстиции.

Случаев подобных Катиному в Приморье не один и не два.

Например, скандальная история с попыткой отобрать детей у многодетного священника в пос. Хороль Приморского края.[2] В той истории, иерей Александр Орехов в семье которого уже было 7 детей, взял двоих приемных. Вначале органы опеки попытались запретить матушке рожать, а позже силой начали отбирать приемных детей.

Прошло уже семь судов по различным поводам, но видно Александра Бог бережет, а потому опека пока проигрывает.

Или история, произошедшая недавно во Владивостоке, где из-за конфликта с заведующей детского сада инспектор по делам несовершеннолетних Юлия Скиба (и снова эта фамилия) отобрала двоих детей у молодой матери[3], где заведующая детского сада оказалась родственницей начальника местного органа опеки.

Но вернемся к нашей истории.

Родители не поверили Хариной: — «На то есть суд», — заявили они.

Харина усмехнулась: — «Не суд не решает, а я».

И действительно, 31 марта 2010 года суд принял именно то решение, которое требовалось опеке. Екатерина Высоцкая была лишена родительских прав. Потом еще много было этих судов в разных инстанциях, и все они оставляли это решение в силе.

Наверное это мелочь, но секретарем суда была жена одного из оперативников избивавших Высоцкую.

Последний раз мать с сыном виделась 14 июня 2010 года, а в 5 утра его увезли во Владивосток, определив в «Краевой психоневрологический дом ребенка».

Выехать за пределы Кировского Катя не могла, так как находится под следствием.

А потому долгое время о судьбе малыша было ничего не известно. Так как во всех свиданиях им было отказано. Отказано было и в опекунстве над внуком родителям Екатерины. И лишь в январе текущего года, когда Катерина обратилась к правозащитникам, удалось выяснить, что ребенок все еще находится в России.

Когда Антону исполнилось 2 года (14.12.2010) его двоюродная бабушка Гайворонская Нина Ивановна повезла во Владивосток подарок от мамы. Но в детский дом её не пустили и подарок не приняли, сославшись на прямой запрет органов опеки.

Я не знаю почему они так поступают, может хотят, чтобы ребенок поскорее забыл свою мать?

Екатерина не оставляет надежды вернуть своего сына. Она обратилась в местные правозащитные организации и вышла на «Русское Общественное Движение».

Правозащитная организация «Хранители закона» провели собственное расследование происшествия, полностью подтвердившее, что ребёнка отобрали у матери незаконно.

При этом, налицо был факт жестокого обращения не только с мамой, но и с грудным ребёнком, подчеркивают правозащитники[4]

Я обращалась в прокуратуры Приморского края, ДВФО, генеральную РФ, вплоть до администрации президента, — рассказывает Екатерина Высоцкая, — но и оттуда пришли ответы, что в их полномочия не входит разбираться с такими делами, а потому, все жалобы направлялись прокурору Приморского края, где дело так и не сдвинулось с места. Получается, на кого жалуешься, тому и отдают разбирать жалобу.

Тем временем 51 (пятьдесят один) житель п. Кировский, которые хорошо знают Е. Высоцкую, подписали заявление в её защиту. Подписи лично собирала Марина Кириллова, мать одного из приморских партизан, но все равно, этого слишком мало.

В Приморье многие вещи становятся гротескными, а порой и попросту чудовищными. Власть в своем беззаконии там доходит до такого абсурда, что, читая материалы, просто не верится, что люди, принимающие такие решения, внешне точно такие же как и мы и ходят по одной с нами земле.

Еще более страшной оказывается судьба одного маленького беззащитного, только что появившегося на свет человечка, попавшего в жернова Молоха, требующего всё новых человеческих жертв.

Эта статья — крик о помощи молодой матери, у которой практически не осталось шансов вернуть сына. В начале февраля 2011 года пройдет последнее судебное заседание по данному делу. Шансы на оправдательный вердикт исчезающее малы.

Примечания

[1] Моло́х (ивр. מולך‎; лат. Moloch соб. «царь») — упоминаемое в Библии имя семитского божества, которому поклонялись евреи во время исхода (Амос.5:26) и во времена царя Соломона (3Цар.11:7). Поклонение Молоху отличалось принесением детей в жертву через всесожжение, рудиментом которой может считаться Жертвоприношение Исаака.

[2] Русская линия: У многодетного священника отбирают детей!

[3] Арсеньевские вести: Обозвали алкоголичкой и забрали детей

[4] Арсеньевские вести: Имеет порочащую связь с УВД

Источник: АПН

  • Код для публикации в блоге
  • Как это выглядит
Выделите любой фрагмент прямо в тексте статьи и нажмите Ctrl+Insert или скопируйте готовый код:
Субъективная газета Новость дня
Читать целиком

Приморский Молох

Ростислав Антонов У родителей отобрали ребёнка. Обычное дело в России В сентябре прошлого года, во время командировки в Приморье, мне, в качестве примера правового беззакония царящего в регионе рассказали историю...

Короткий URL: http://gazetavia.ru/?p=14131
Просмотров: 1

Автор . Дата публикации: 21 Янв 2011. Категория: Общество. Оставить свое мнение о статье Вы можете чуть ниже в комментариях.

Ответить

Галерея игр

Войти