Почему не реализуются программы перевооружения российской армии?

В прошедшем году, в СМИ переодически появлялись материалы, свидетельствующие о провале гособронзаказа. План по закупкам вооружений и военной техники выполнен всего на 30%. Попытки сформировать долгосрочные государственные программы по закупкам вооружений — ГПВ, предпринимались с середины 1990-х годов прошлого столетия. За прошедшие годы принималось несколько вариантов программы, но ни одна из них так и не получила должного развития.

 

Министерство обороны не та организация, которая готова комментировать сложившуюся ситуацию. Поэтому рассмотрим комментарии военного обозревателя Сергея Птичкина, сделанные им для «Столетия». По мнению специалиста, ничего удивительного нет в том, что амбициозные заявления военного ведомства о переоснащении к 2020-му году Вооруженных сил России самой современной боевой техникой, не были осуществлены за прошедшие 20 лет. К сожалению, это не получится сделать и в ближайшее десятилетие. Одна из причин в том, что за провалы программы ГВП до сих пор никто не ответил.

 

По мнению Птичкина, ГПВ с 1996 по 2005-й год была наиболее реалистичной. Ещё в полную силу действовали предприятия ВПК, поэтому была возможность обеспечить реализацию целого ряда прорывных проектов и технологий как в промышленности, так и в закупаемых вооружениях. Но правительство, утвердив программу, денег на нее практически не выделяло. Только в 2002-м году, после того как президентом РФ стал Владимир Путин, ГВП скорректировали, утвердив новый вариант на 2002 — 2006 годы. Но не помогла ни серьезная корректировка программы, ни продление срока её выполнения на год: программа была провалена.

 

Российское правительство предприняло новую попытку и 2 июля 2006 года утвердило новую ГПВ на 2007 — 2015 годы. Для её реализации было запланировано выделить почти 5 трлн рублей. А всего через год началось реформирование всей российской армии. Толи от несогласованности таких грандиозных преобразований, толи из-за некомпетентности её исполнителей, а скорее по этим двум и некоторым другим причинам, никакого прорыва не произошло. Даже несмотря на то, что финансирование программы было увеличено в четыре раза. В 2010 году была утверждена новейшая ГВП на 2011 — 2020 годы. Сумма в 20 трлн рублей, выделенная на её реализацию, кажется фантастической.

 

Но поможет ли новая программа и громадные средства перевооружить российскую армию? Вот это вызывает вопросы. Если распоряжаться выделенными средствами будет поручено тем, кто сегодня управляет нашими армией, авиацией и флотом, то ничего хорошего из этого не выйдет. Деньги канут в ту же бездонную коррупционную дыру, что и все те, которые выделялись ранее. Ведь топ-менеджеры от министерства обороны так и не смогли грамотно реализовать даже избыточные финансовые средства и закупить для Вооруженных сил то, что сами же планировали.

 

 До сих пор не введена в строй новая стратегическая подводная лодка проекта 955 типа «Борей». Подлодка «Юрий Долгорукий», хоть и проходит испытания, но по сообщениям прессы, имеет серьёзные проблемы. Ещё одна лодка этого проекта, «Александр Невский», формально на воду спущена и достраивается в Северодвинске. Но эти подводные крейсеры не оснащены главным их оружием — стратегической «Булавой». Не готова к испытаниям и многоцелевая атомная субмарина «Ясень». В лучшем случае её спустят на воду в будущем году. А ведь все эти подводные лодки должны были поступить в распоряжение ВМФ РФ до конца 2010 года. Не лучше положение и в других родах войск. Так БМП-3 армия получила в два раза меньше запланированных единиц. А количество поступивших танков Т-90 или модернизированных Т-72 министерству обороны вообще неизвестно — цифры озвучиваются всё время разные. Та же картина наблюдается в авиации. Из девяти планируемых к поставке в минувшем году самолетов Як-130, поступило в ВВС всего шесть.

 

Министерство обороны в срыве госзаказа за прошлый и предыдущие годы, обвинило промышленность. Ходили слухи, что министр обороны Анатолий Сердюков предлагал Дмитрию Медведеву наказать руководителей этих предприятий вплоть до ареста. Промышленность конечно виновата, что не произвела в полном объеме того, что заказывали военные. К тому же многие изделия были забракованы.

 

Но всё же большая часть вины ложится на заказчика, то есть на Министерство обороны. Все последние годы была настоящая чехарда с весьма дорогостоящими проектами: их то открывали, то закрывали. Да и выделение, запланированных предприятиям средств, происходило неритмично. Доходило до того, что оборонные предприятия доводили до предбанкротного состояния или заставляли влезать в кредитную кабалу. И это при том, что денег на заказы Министерству обороны выделялось достаточно. Почему их вовремя не давали предприятиям, никто в Минобороны вразумительно ответить не в состоянии.

 

Что же касается низкого качества, выпускаемой предприятими ВПК продукции, то этому есть причины и они ни в какой мере не зависят от руководителей предприятий. Разве только они виноваты в ужасающем износе станочного парка, который зачастую превышает 100% , в падении общего уровня производственной культуры, а также военной приемки? Известно же, что в 1990-е годы при отсутствии государственного финансирования, предприятия ВПК вынуждены были производить бытовую технику и даже кастрюли, только бы выжить.

 

 И они выжили. Но к тому времени была ликвидирована промышленная база бывшего СССР. Негде стало закупать новые станки и технологические линии. Да и рабочие и инженерные кадры заметно поредели. На предприятия не идёт молодёжь. Сохранившимся старым кадрам просто некому передавать свой уникальный опыт. Что же касается такого важного института, как военная приёмка, то её значение снизилось в несколько раз. Когда-то военпреды были почти неприкасаемой кастой оборонки. Они имели огромные полномочия, но и спрос с них был очень высокий. В военную приемку приходили офицеры из войск и военных НИИ, имевшие большой опыт службы и работы.

 

 Военные реформы, проводимые сегодня в армии, опустили уровень военпредов на большинстве серьёзных оборонных предприятиях, с майорско-полковничьих до старлейско-капитанских. Может ли быть старший лейтенант ответственным и, главное, знающим военным приемщиком? Конечно же, нет! Министр обороны этого не знает? Вполне возможно, даже не догадывается. Всё это очень печально, но не замечать, что проблемы в оборонно-промышленном комплексе России растут как снежный ком, ещё и преступно.

 

Понимает ли министр обороны, что проблема старения кадров, изношенного до предела оборудования, плохо обозначенной перспективы, и непродуманной ценовой политики, осложненной специфическим финансированием, не может быть решена штрафами и административными взысканиями. Помочь может только грамотная и скоординированная политика Министерства обороны и Военно-промышленной комиссии. А такой политики нет, и вырабатывается ли она – неизвестно.


По материалам «Столетие»

 

 

  • Код для публикации в блоге
  • Как это выглядит
Выделите любой фрагмент прямо в тексте статьи и нажмите Ctrl+Insert или скопируйте готовый код:
Субъективная газета Новость дня
Читать целиком

Почему не реализуются программы перевооружения российской армии?

В прошедшем году, в СМИ переодически появлялись материалы, свидетельствующие о провале гособронзаказа. План по закупкам вооружений и военной техники выполнен всего на 30%. Попытки сформировать долгосрочные государственные программы по закупкам...

Короткий URL: http://gazetavia.ru/?p=15089
Просмотров: 4

Автор . Дата публикации: 4 Мар 2011. Категория: Общество. Оставить свое мнение о статье Вы можете чуть ниже в комментариях.

Ответить

Галерея игр

Войти